Жизнь в воздушном океане. Что происходит в 326 метрах над Петербургом


Впервые высотная линия Петербурга отодвинулась на 326 метров 2011-м, когда с помощью вертолетов на телебашню установили новую антенну. Эта отметка оставалась неприступной вплоть до 10 мая в 2017. В 9.50 утра строители Лахта Центра залили стены ядра 78 этажа башни – это уровень 327,6 метра. Одновременно разменяли последний десяток этажей. Со старта поэтажного строительства прошло чуть больше 20 месяцев.

Узнаем, что там, наверху? Наши проводники сегодня – люди, которые управляют самыми высокими кранами в городе.


Если вы пройдете 326 метров по дороге, это отнимет у вас примерно 4 минуты. Окружающая обстановка за это время вряд ли сильно изменится. Но если вы подниметесь на тоже расстояние вверх, то там дела обстоят по-другому.

Там другой воздух, ветер и температура. Там пролегают пути «птичьих мигрантов» и глиссады воздушных судов. Там нижний облачный ярус спешит навстречу поднимающемуся с земли туману. Туда не долетают комары… А еще на этой отметке работают небоскребостроители.

Выше всех – крановщики «К-1», «К-2»,«К-3» и конечно, «К-4» – грузоподъемной машины, вмонтированной в ядро башни Лахта Центра. Поднимемся к ним. Но прежде — узнаем, что за машинами они управляют.

Великий Ка

Всего на стройплощадке Лахта Центра 16 грузоподъемных машин. На всех – одно имя, «К», плюс порядковый номер.


Стройплощадка, апрель 2017
Краны отличаются по типу — есть классические краны с оголовком и с маховой стрелой. Первые применяют для перемещения грузов по горизонтали, вторые — для вертикальной транспортировки. Отличить машины можно так – краны с маховой стрелой могут понимать ее почти отвесно вверх, а противовес расположен компактно на площадке рядом с башней. У «классики» стрела имеет «хвост» — консоль с противовесом.


Фото — Илья @yosivim Некрасов

Строительная легенда гласит, что маховую стрелу придумали в Великобритании. Якобы, по местным законам лендлорду принадлежал не только земельный участок, но и воздушное пространство над ним. Чтобы в процессе стройки не вторгаться «в воздух» соседа, пришлось что-то придумывать. Вот и появился кран, способный поднимать стрелу почти вертикально, с принципиально меньшим радиусом поворота.
В связи с этой историей думается, что дело не только в нарушении соседского воздушного пространства, но и во все уплотняющейся городской застройке. Сегодня возведение зданий порой идет на столь компактных пятнах, что страшно не за воздух, а за соседние объекты. Вот, например, как строили MoMa – музей современного искусства в Нью-Йорке. Ну и где бы тут развернулся традиционный кран?

Над многофункциональным зданием работают краны как традиционные, так и с маховой стрелой – по три каждого вида. На пике рост самых высоких машин этой рабочей группы достигнет 95 метров. Внушает, учитывая, что это – отдельно стоящие краны, не имеющие пристежек к зданию.


Краны МФЗ

Над возведением флагмана комплекса, 462-метровой башни, трудятся четыре супермашины. Диспозиция такая. Вокруг небоскреба расположены «К-1», «К-2» и «К-3», модели 710 HC-L 32/64 Litronic.


Схема размещения кранов для работы со зданием небоскреба. Для сравнения — рядом в масштабе кусочек здания МФЗ и кран для него.

Это – самые высокие краны в городе. И вообще — самые большие краны с маховой стрелой, производимые компанией «Либхер». Вылет их стрел составляет 45, 50 и 60 метров. Максимальная грузоподъемность — 64 тонны, скорость перемещения груза – 176 метров в минуту. Быстрее, чем на обычном лифте.

Краны растут вместе со зданием – примерно раз в квартал к мачте добавляют дополнительные секции. На пике рост машин шагнет за 400-метровую отметку. Один из «либхеров» уже летом дорастет до 440 метров — именно с его помощью установят шпиль башни.


«К-2» занял высоту 320 метров

Конечно, эти краны имеют пристежки к зданию.

Бывают ли краны выше?
Самый большой кран из тех, что возводили мегатолл «Бурдж Халифа» дорос до 750 метров.

Краны Бурдж Халифа
Сегодня, когда речь уже идет о зданиях в 1000+ метров, придется делать выше и краны. Или нет? Посмотрим на «К 4» с нашей стройки.

Эта машина замыкает грузоподъемный квартет небоскрёба. Хотя «К 4» — тоже «Либхер», модели 357 HC-L 12/24, он, в некотором роде — наследие советских инженеров. В 50-х годах прошлого века, когда возводили сталинские высотки, были впервые опробованы УБК – универсальные башенные краны. Разработка инженеров П. П. Велихова, Л. Н. Щипакина, И. Б. Гитмана и А. Д. Соколова. Всем за эту работу вручили Сталинскую премию.

Суть инновации в следующем. УБК, а теперь и его «наследники», не имеют традиционной опоры на землю с наращиванием мачты в процессе стройки. Он опирается собственно на конструкции возводимого здания. Здание растет – кран перемещается на новый уровень. Поэтому его еще называют самоподъемными или ползущим.


«К 4» смонтирован в лифтовом холле ядра Лахта Центра. Для смены позиции кран поднимается гидравликой и встраивается новая секция.

Получается, что высота работы такого крана ограничена только ростом здания. Вы понимаете, кто больше всех оценил такое новшество. Возьмите фото решительно любого небоскреба во время строительства, и в центре ядра вы увидите самоподъемного труженика. Иногда – даже не одного. К сожалению, полностью заменить традиционный кран он все же не может. Зато это – быстрый и легкий форвард, всегда на пике процесса.

«К-4» сейчас – в зените стройки. Его стрела дотягивается до 417 метров, кабина заняла высоту 380. Виды оттуда — те же, что будут на обзорной площадке небоскреба, только раньше и без очереди. Заглянем?

Лестница в небо

Путь в кабину один — по лестнице. Никаких специальных лифтов в кране для этих целей не предусмотрено.

Могут ли коллеги-крановщики «подбрасывать» друг друга на работу и обратно?
Нет, по причине первой и достаточной — недопустимо по технике безопасности. Нарушение возможно только в крайних случаях. Прошлой зимой, когда загорелась опора строящегося ЗСД, крановщица Тамара Пастухова спустила со 100-метровой высоты 3 рабочих в импровизированной «люльке». Подобными ситуациями транспортировка людей краном и ограничивается.
Впрочем, немного «срезать» путь наверх все же можно. В Лахта Центре крановщики едут до 55 этажа на лифте, расположенном в самой башне. Оттуда – по переходной лестнице перебираются к мачте крана. А вот дальше – без вариантов, пешком.
Переходной мостик:

Если бы не этот маневр, то для подъема в кабину «К-1», «К-2» или «К-3», нужно было бы преодолеть более 700 ступенек. Тем, кто работает на «К-4» повезло больше – высота кабины «всего» 50 метров, но и дорогу не срежешь.
В любом случае — крановщик лишний раз вниз не сбегает. Даже обедают они у себя.
Чаю можно выпить на месте. А вот горячий обед доставляют с земли.


Обед с видом лучше, чем в панорамном ресторане.

Работа и погода

После марш-броска на рабочее место – сидячая 8-часовая смена в небольшой кабине.
Все нужное тут – под рукой. Два рычага отвечают за поворот башни и за подъем груза.

Бортовой компьютера показывает текущие параметры – вылет стрелы, грузоподъемность, длину каната, поворотный радиус и скорость ветра.

На мониторе – уникальная минута – штиль. Возможно, такое повторится на краткий миг еще раз или два за год.
— Самое сложное в нашей работе – погода, — делится Сордар, управляющий «К 2». — Такая погода, как сейчас – не тяжелая. Надеюсь, один-два дня такая нормальная погода побудет. Обычно – постоянный ветер.
Ветер приходится учитывать всем, кто работает в воздухе. Но если воздушным судам он иногда – только в помощь, то для кранов любой ветер – помеха. При шторме работы и вовсе приходится останавливать. В этом случае маховые стрелы кранов поднимаются вверх для большей устойчивости машин.


Шторм. Маховые стрелы — по ветру, поворотный механизм — на «нейтраль» — для минимального сопротивления порывам
Погода – единственное, что подводит стройку. «Отличились» последние два года. В 2015 было 159 штормовых предупреждений, в 2016 – уже 258. 2017-й, похоже, собирается продолжить наметившуюся прогрессию. Но и ветер – еще не все. Большую часть времени крановщики ведут свои грузы «по приборам».
— Когда туман начнется, тяжелая будет у нас работа. Будем только по рации рабочие команды слушать. Но ничего не видно станет внизу. В такую погоду, как сегодня, нормально работать. Но что внизу — тоже четко не видно. Через камеры смотрим. И стропальщиков слушаем.


Камера «нижнего вида»

Плохая видимость – не только из-за высоты, дождя или тумана. Небоскреб и его краны доросли до облаков.


Фото Николая Иванова

Коварный и низкий облачный тип

Облака – это не всегда про километры над землей. Основание их нижнего яруса может начинаться даже со ста метров.
Низких облачных типов сразу два – облака слоисто-дождевые и просто слоистые. Первые еще называют «облака плохой погоды» и с ними все ясно. А вот второй тип отличается повышенным коварством по отношению к строителям. На его совести – добрая дюжина ложных вызовов пожарных и спасательных служб на стройку.


И таких «чп» за год было не одно

Все дело в форме и цвете. Такие низкие слоистые облака имеют вид «клочковатый» и «разорванный», «напоминают туман». Но это – только когда они абстрактно плывут по небу, привлекая внимание лишь синоптиков. Если же такое облако без сопровождения собратьев в процессе полета оказывается неподалеку от башни, то многие сразу догадываются: «пожар!»

Пресс-служба без устали благодарит граждан за бдительность и неравнодушие, но просит сначала уточнять причины «задымления» в Лахта Центре. Даже на случай реального ЧП на стройке есть своя круглосуточная пожарная дружина и она примет все нужные меры.

Если отвлечься от необычного свойства облаков наводить панику, то можно вспомнить, что это погодное явление – просто красиво. В лондонском «Осколке» есть даже «Облачный этаж» чтобы наблюдать за ним.
А вот облака с кранов небоскреба.


Фото с облаками сделал ведущий инженер отдела строительного контроля Лахта Центра Алексей Сивохо

А вот незабываемое — первая встреча с низкими облаками и поднимающимся туманом.


Август 2016. Фотограф — Алексей Майоров

Солнце

Среднее количество солнечных дней в Петербурге — около 70. Но у крановщиков небоскреба их больше – за счет выхода за нижний край облаков. Этого порой достаточно, чтобы увидеть солнце.

В кабине предусмотрен козырек с затемнением. Но его явно недостаточно – крановщики спасаются плотными занавесками. На случай жары есть форточки. В перерывах можно выйти размяться на небольшую площадку и увидеть самые красивые рассветы или закаты в Петербурге.

Кто тут летает?

326 метров – высота нетипичная для полета воздушных судов. Тем не менее в нижнем коридоре часто можно заметить небольшие вертолеты – для коротких дистанций набор высоты может быть излишним.

Не отстаёт и малая авиация – возможно, чтобы показать красивые виды города своим пассажирам. Скоро такие панорамы будут доступны и с обзорной площадки Лахта Центра.


Морской фасад Петербурга — вид с крана

Для больших воздушных судов 326 метров – «мелководье», ниже высоты круга. Сюда — только на взлет или посадку. «Росавиация» к слову, небоскреб одобрила – глиссады проходят в другой части города. А башня может служить символическим маяком не только для морских судов, но и для тех, кто спешит на землю из глубин воздушного океана.

Птицы


Иллюстрация отсюда

Удивительно, но с птицами дела обстоят строже, чем с авиацией. Предполагается, что пернатые могут пострадать из-за столкновения со зданием. Тот факт, что птицы успешно облетают любые другие препятствия — не в счет. Есть версия, что панорамное остекление может их дезориентировать. Поэтому орнитологи начали свои наблюдения за поведением «птичьих мигрантов», как они именуют подопечных, с 2011 года. Пока что все говорит в пользу птичьего разума. Из последнего заключения экспертов:

«Над территорией строительства наблюдаются незначительные перемещения синантропных видов – серой вороны, чаек, успешно избегающих столкновений с высокими конструкциями и подъемными кранами. Часть серебристых чаек перемещалась от Новоселковской свалки к Невской губе и обратно на высотах от 100 до 200 метров. Полет непосредственно над строительной площадкой отмечался редко, столкновений с конструкциями не зарегистрировано. Остекление этажей высотного здания не вызвало столкновений птиц с конструкциями».

Крановщики тоже не наблюдают никакого недопонимания с пернатыми. Даже наоборот =)

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Видео о том, как строилась петербургская телебашня — до 10 мая самое высокое сооружение северной столицы и небоскреб Лахта Центра, принявший высотную эстафету.

[embedded content]


У крановщиков «Лахта центра» гостил фотограф Никита Григорьев.

Оставить комментарий