[Перевод] Правда ли, что мир стал более опасным местом для детей, чем был раньше?


Сегодняшние родители, по моему опыту, гораздо менее склонны разрешать своим детям в одиночку исследовать окружающее их пространство, ходить в школу, самостоятельно играть и обращаться с потенциально опасными инструментами или оружием. Родители чаще склонны наблюдать за всем, что делают их дети, чем всего одно поколение назад.

В прошлый раз мы изучали возможные причины такого поведения и предложили несколько гипотез об источнике современного стремления к чрезмерной заботе о детях.

Мы предположили, что суть проблемы прослеживается к разным страхам: к страху судебного преследования, осуждения со стороны соседей, к тому, что вы недостаточно времени проведёте с ребёнком, чтобы вырастить из него успешного и эмоционально стабильного взрослого. Более всего родители боятся, что с детьми случится что-то плохое, и они не дорастут до взрослого возраста.

Когда родителей спрашивали, почему сегодня они так сильно заботятся о детях, гораздо больше, чем о них заботились их собственные родители 30-40 лет назад, многие ответят, что сейчас мир стал более опасным местом, чем тогда, когда они были детьми.
Так ли это? На самом ли деле сегодняшние дети больше рискуют подвергнуться нападению, похищению или быть убитыми, чем несколько десятилетий назад?

Разберёмся с нюансами неожиданного ответа на этот вопрос.

Стал ли мир более опасным для детей, чем был когда-то?

В статье с подходящим названием «Быть ребёнком в Америке ещё никогда не было так безопасно» [There’s Never Been a Safer Time to Be a Kid in America] газета The Washington Post предлагает полезные графики и статистику, которые помогут нам оценить, стало ли опаснее играть детям без надзора, чем это было несколько десятилетий назад.

Для начала, смертность детей в США постоянно уменьшается последние 25 лет, и она никогда не была ниже.

Лучшая медицинская помощь и распространение вакцин частично объясняют это падение детской смертности, но не всю картину – смертность уменьшается даже за последние 10 лет, хотя за это время практика прививок не менялась.

Частично это снижение обязано снижению количества ДТП и преступлений, поскольку их статистика показывает схожую картину.

Согласно национальной ассоциации шоссейного движения [National Highway Traffic Association], с 1993 по 2013 года количество подростков-пешеходов, пострадавших или погибших от удара автомобилем упало почти на 2/3 – кардинальное падение, если учесть, что население США и количество автомобилей на дорогах за этот период возросло.

Происходит и снижение преступлений, связанных с детьми. С 1993 по 2004 года количество нападений на детей снизилось на 2/3 (количество сексуальных преступлений снизилось ещё больше). В 2008 году, последнем, за который доступны данные бюро по судебной статистике, количество убийств детей находится на рекордно низких уровнях.

В целом количество преступлений в большинство случаев упало до уровня 1970-х или ниже, и риск смерти ребёнка во время преступления, происшествий или от естественных причин, пренебрежимо малый 40 лет назад, сейчас стал ещё ниже. Как пишут в Washington Post, «для ребёнка с 5 до 14 лет шансы преждевременной смерти от любых причин составляют примерно 1 на 10000, или 0,01%».

Но что по поводу матери всех родительских тревог: шансов на исчезновение ребёнка?

Это количество также снизилось – на 40% за последние два десятилетия:

Стоит помнить, что население США за это время возросло на треть, поэтому реальное количество исчезнувших упало более чем на 40%.

Также важно понять, что даже среди случаев исчезновения детей очень малое количество можно отнести к «классическому похищению» – когда ребёнка насильно крадёт посторонний. Среди пропавших детей и взрослых 96% оказываются убежавшими самостоятельно, а ещё часть похищают члены семьи. Только 0,1% из всех исчезновений – это похищение незнакомцами.

Этот процент и сам шанс быть похищенным оставались примерно на уровне около 1 из 1,5 миллионов многие десятилетия. В статье «Свободно гуляющие дети» Ленор Шкенази язвительно даёт понять, насколько это малый риск:

Шансы на то, что любой американский ребёнок будет украден и убит незнакомцем почти бесконечно малы: 0,00007%. Переформулируем это, воспользовавшись словами Уорвика Кейрнса, британского писателя и автора книги «Как жить опасно»: если бы вы вдруг захотели, чтобы вашего ребёнка похитил и удерживал у себя незнакомец, как долго вам нужно было бы держать его снаружи без внимания, чтобы это стало вероятным со статистической точки зрения? Примерно 750 000 лет.
В целом сегодня меньше детей погибают от автомобилей и убийц, и просто пропадают, а редчайший шанс быть похищенным остался таким же с тех пор, когда вы были детьми.

Мир сегодня не стал опаснее, чем он был ранее.

Но разве преступность не падает потому, что родители стали лучше защищать детей?

Можно возразить приведённым данным и идее, по которой отпускать ваших детей свободно гулять и играть никогда не было безопаснее. Можно сказать, что причины уменьшения количества ДТП и преступлений против детей состоят в том, что родители стали вести себя осторожнее. То есть, машины не сбивают детей потому, что они уже не слоняются по округе; детей не убивают, потому что они не покидают безопасные дворы; и хотя количество похищений не уменьшилось, кто знает, может быть оно увеличилось бы, если бы родители не следили за детьми так тщательно.

Не вернёт ли возвращение к «свободным прогулкам» вчерашнего дня показатели детской смертности на прежний уровень?

Конечно, возможно, что у этой гипотезы есть некий смысл, но её очевидно нельзя доказать или опровергнуть. Однако эксперты обычно её отвергают. Они указывают на факторы, более подходящие на роль причин, по которым происшествия и преступления происходят реже: лучшие меры безопасности в автомобилях уменьшают шанс на их столкновение с детьми; потенциальные убийства и похищения предотвращаются увеличением количества людей, попадающих в тюрьму и облегчением доступа к лекарствам от психозов для психически больных людей. Распространение мобильных телефонов может быть одной из причин; не потому, что они позволяют родителям постоянно быть на связи с детьми, но потому что сама возможность их наличия отталкивает потенциальных преступников, способных оценивать риски.

Доказательства того, что за уменьшением количества преступлений против детей стоят культурные и социальные факторы, не относящиеся к чрезмерной родительской опеке, можно увидеть в том, что это не единственная разновидность преступлений, испытывающая спад. Как показывают эти графики из исследовательского центра Pew Research Center, с начала 1990-х количество всех преступлений против детей и взрослых рухнуло на 50-77%, в зависимости от используемых данных.

Интересно отметить несоответствие между реальностью и её восприятием. Хотя количество преступлений уменьшилось, люди считают, что оно увеличилось – этот феномен, скорее всего, возник по причине популярности круглосуточного новостного вещания и тому, что современные каналы и веб-сайты уделяют преступлениям (особенно, совершённым против детей) непропорционально большое время для освещения.

Ещё один способ оценить влияние родительской опеки на безопасность детей – это посмотреть количество ран и ушибов, полученных ими на игровых площадках за последние несколько десятилетий. Поскольку влияние различных факторов на изменение игровых площадок и их использования было не таким сильным, как влияние на изменение общества в целом, их удобно рассматривать в качестве теста тезиса о том, что усиление безопасности может значительно уменьшить риски для ребёнка.

С 1970-х департаменты городских парков потратили многие миллионы долларов на переделку детских площадок и их оборудования, чтобы свести к минимуму их опасность. Ушли в прошлое высокие металлические конструкции, крутые горки, лестницы для хождения на руках и качели без стабилизаторов – а также асфальт и опилки, покрывающие поверхность площадок. Им на смену пришли невысокие пластиковые конструкции и устройства, стоящие на резиновых матах.

Но, несмотря на серьёзное преобразование детских площадок, количество травм и смертей, связанное с ними, практически не поменялось.

Согласно национальной электронной системе слежения за травмами, количество посещений травмпунктов, связанных с оборудованием детских площадок (как домашних, так и общественных), в 1980 году составило 156 000 раз, а в 2012 – 271 475 раз. Это может показаться серьёзным увеличением, если забыть, что население США за это время подросло на треть. Если пересчитать цифры на душу населения, то в 1980-м был один случай посещения травмпункта на 1452 человека, а в 2012 – один на 1156 человек, что говорит об уменьшении их количества всего на 0,02%.

Иными словами, интенсивные попытки обезопасить детские площадки и пристальное наблюдение за детьми на них не оказали значительного влияния на предотвращение травм. Если уж бдительное слежение за детьми на таких контролируемых объектах, как игровые площадки, не способно уменьшить риски, тогда имеет смысл сказать, что слежка за детьми вообще вряд ли сильно уменьшит количество преступлений, связанных с детьми.

Из вышеперечисленного можно сделать следующий вывод:

• Сегодняшний мир безопаснее того, в котором современные родители были детьми, и это, видимо, никак не связано с появлением чрезмерной родительской опеки.
• Тот факт, что количество похищений не изменилось, а количество травм на детских площадках упало незначительно, показывает, что никакая слежка не может предотвратить все трагедии и происшествия. В мире есть степень случайности, которую нельзя контролировать полностью.
• Даже если мы сделаем маловероятный вывод, что родительская опека привела к уменьшению количества детских смертей, то количество преступлений против детей без современного родительского надзора просто будет находиться на уровне 70-80-х годов, когда оно и так было пренебрежимо малым. Так что мы возвращаемся к тому факту, что сегодняшний мир, по меньшей мере, не более опасен, чем он был, когда современные родителями были детьми, и когда им дозволялась свобода, недоступная сегодняшним детям.

Ну, хорошо, это очень интересная статистика, но что, если этот 1 ребёнок из 1,5 млн будет МОИМ?

Надеюсь, что знание приведённой статистики может поменять мнение людей и успокоить их, доказав, что сегодняшний мир не стал опаснее вчерашнего.

Но это не значит, что сегодня для детей вообще нет рисков. Шансы похищения ребёнка могут быть равными 1 на 1,5 млн, но это всё ещё реальный розовощёкий ребёнок из плоти и крови. Радость и гордость каких-нибудь родителей. Может, лично вас.

Даже если чрезмерная родительская опека поможет предотвратить одну серьёзную травму или смерть, не будет ли она этого стоить? И даже если неизменное количество похищений показывает, что эти вещи происходят совершенно случайно и их нельзя контролировать, как ни старайся, не будут ли родители просто чувствовать себя лучше, зная, что сделали всё, что могли, для предотвращения этого?

На этот вопрос можно было бы однозначно ответить утвердительно, если бы чрезмерную родительскую опеку можно было бы провернуть безо всяких вредных побочных эффектов.

К сожалению, однако, чем больше мы стараемся устранить риск происшествий и преступлений, связанных с детьми, тем сильнее мы увеличиваем риск повреждения их тела, разума и духа другими способами.

В следующий раз мы рассмотрим риск запрета детям заниматься рискованными вещами.

Оставить комментарий