Новые «десять заповедей» Роскосмоса


После назначения Дмитрия Рогозина главой Роскосмоса логично было ожидать объявления новой политики госкорпорации. И 28 июня прошла научно-практическая конференция «Основные задачи и перспективы развития Госкорпорации «Роскосмос», на которой были озвучены новые десять принципов работы организации. А из-за того, что во вступлении Дмитрий Олегович сравнил космос с религией, напрашивается аналогия с десятью заповедями. К сожалению, принципы были даны достаточно коротко, поэтому, как и с религиозными вопросами, остается пространство для толкования.


Фото NASA
Выступления на конференции были оперативно выложены ТВ Роскосмоса, и мы можем посмотреть на первоисточник.

Вступление, где космос сравнивается с религией, вызывает недоумение. Прежде всего, религиозные аналогии переводят вопрос «зачем нам космос» в иррациональную плоскость. Рациональный ответ «космос красив, полезен, интересен, он вдохновляет и воспитывает» заменяется на «национальную самоидентификацию» и «чудеса». Далее, в русском языке есть разница: «до́гма» — более общее слово и часто имеет негативную коннотацию — «отжившие догмы». А «до́гмат» — это основные положения именно религиозного вероучения, которые у́же традиции (пример — в православии купание в проруби традиция, но не догмат). Честно, лучше бы Дмитрий Олегович вместо религии рассуждал о, например, пассионарности — к духу экспансии это подходит гораздо лучше, а негативных ассоциаций и мемов в ехидном Интернете будет меньше.

Но перейдем уже к десяти пунктам.

1. Высокая требовательность и особый контроль исполнения государственного оборонного заказа.

То, что этот пункт поставлен первым, скорее всего говорит о сегодняшней тенденции — Роскосмос, похоже, замыкается в рамках России и ее военной сферы. Это объяснимо в нынешней напряженной политической ситуации и не является плохим само по себе: ГЛОНАСС — это настоящий успех, и это прежде всего система для военных. Но уже первый пункт ставит вопрос о том, что понимается под экспансией, о которой шла речь в начале выступления. Экспансия в Солнечную систему не представима без сотрудничества стран, и, если бы именно она была бы приоритетом, первый пункт звучал бы примерно как «сотрудничая с другими космическими державами реализовывать проекты исследования и освоения Солнечной системы».

2. Государственная корпорация станет непосредственным участником всех контрактов заказчиков с предприятиями, разделит ответственность по реализации контрактов.

3. Роскосмос создаст управление технического заказчика для обеспечения единой технической политики в отрасли и формирования разумной производственной кооперации при выполнении контрактов.

4. Исполнительные директора и заместители генерального директора Госкорпорации в обязательном порядке войдут в советы директоров ведущих предприятий, их аттестация будет зависеть от успехов предприятия.

Одной из серьезнейших проблем советской космонавтики был «феодализм» — конструкторские бюро создавали конкурирующие проекты, которые могли дублировать друг друга, нерационально растрачивая ресурсы. А в худшем случае КБ вели подковерные войны, где успех «своего» проекта не имел никакого отношения к общему благу космонавтики. Эта проблема досталась российской космонавтике после распада СССР, ухудшившись в 90-е (сам Рогозин бичевал «производственный феодализм» еще в 2015), и нормальная централизация является очень важной задачей, которую до сих пор предстоит решить. Три пункта выше относятся как раз к ней, и потенциально их реализация должна быть полезной — единая техническая политика может сэкономить средства за счет исключения решения одной задачи несколькими разными способами, а непосредственное участие исполнительных директоров в работе предприятий должно помочь Госкорпорации стать единой структурой.

Небольшой исторический экскурс: NASA с самого начала работало через конкурсы, в которых четко определялся подрядчик. В мемуарах Владимира Сыромятникова «Сто рассказов о стыковке» упоминается незаметная цена такого решения — опыт компании Макдоннел по созданию «Меркуриев» и «Джемини» никак не был использован в программе «Аполлон», потому что там конкурс выиграли другие компании. Но даже такая цена была меньше, чем в советской системе, где, например, параллельно кораблю «Союз» сделали, испытали, но не стали использовать транспортный корабль снабжения ТКС.

5. Создать Совет рационализаторов при Госкорпорации для обеспечения научной организации труда на предприятиях и использования лучших практик.

Концепция рационализаторов достаточно древняя — Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов было создано еще в 1932 году. Невозможно представить, что эта идея незнакома российской космонавтике, и этот пункт логично толковать как объявление о намерении сделать корпорацию более открытой к обратной связи снизу. Догадка прямо подчеркивается следующими словами — «сотрудники, которые активно предлагают решения по улучшению производительности труда, <…> будут поощряться и активно продвигаться по службе». Идея хорошая, правильная и верная, будем надеяться, что ее получится реализовать.

6. Отказ от космического долгостроя и тупиковых направлений развития.

Очень жаль, что здесь не прозвучало конкретных примеров, потому что, к сожалению, долгостроем можно назвать практически любую программу Роскосмоса. И, раз не понятно, что будут закрывать, этот пункт выглядит достаточно тревожно. Сюда же относится не очень понятная цель отказаться от «космической псевдоблаготворительности в ущерб нашим бизнес-интересам». СССР в свое время возил космонавтов других стран по программе «Интеркосмос», но это была большая политика, и программу сложно назвать неудачной — запуск первого космонавта другой страны укреплял связи с ней и улучшал отношения. Да и США в то время занимались тем же самым.

7. Роскосмос – это многопрофильная корпорация, которая будет работать над диверсификацией производства.

Космические предприятия занимаются и «земным» производством. Например, филиал ГКНПЦ им. Хруничева (ракеты-носители «Протон», «Ангара», некоторые модули МКС), Усть-Катавский вагоностроительный завод, выпускает трамваи. Дополнительный доход от производства некосмических товаров — штука полезная, но нужно, чтобы предприятия не забывали про космос.

8. Госкорпорация «Роскосмос» создаст управление перспективных исследований для обеспечения нужд технического прогресса в области военного, экономического и научного космоса совместно с Фондом перспективных исследований.

9. Активное сотрудничество с Росатомом в создании альтернативных источников энергии, специальных стратегических материалов, радиационностойкой электронной компонентной базы и суперкомпьютерных технологий.

На сегодняшний день только ядерный реактор может дать на порядки более высокий уровень плотности энергии, чтобы сделать космос доступнее, и сотрудничество с Росатомом — крайне важная задача, если мы не хотим, чтобы и тут Россию обогнали. Тем более, что основания для беспокойства есть — американский реактор Kilopower создается как заменитель простого и слабого РИТЭГа, но его несомненный успех сделает тему атомных технологий в космосе гораздо привлекательнее для всего мира уже в ближайшие годы. Специфические задачи Росатома порождают кроме непосредственно атомных и другие высокие технологии, которые могут быть использованы и в космической отрасли.

10. Работа с частными инвесторами и создание совета по государственно-частному партнерству.

Ну и, наконец, Роскосмос декларирует свою открытость для инвесторов. Очень хочется надеяться, что эта открытость будет работать в обе стороны, Госкорпорация будет не только получать деньги от инвесторов, но и поддерживать частные космические компании, потому что, например, у «Лин Индастриал» опыт взаимодействия с государственными космическими компаниями пока отрицательный.

Также на конференции упомянуты другие достаточно важные вещи.

Нужно сокращать «зоопарк» ракет-носителей и переходить на РН «Ангара». На «Восточном» необходимо приступить ко второй очереди — стартовому комплексу «Ангары». Третьей очередью должна будет стать сверхтяжелая ракета, очевидно, на базе того, что сейчас называется «Союз-5». Мотивация такого решения и развития «Восточного» в целом — независимый доступ в космос со своей территории. Очень любопытно, что, несмотря на прошлогоднюю новость об отмене пилотируемой «Ангары-5П», до сих пор озвучивается вариант, что «Федерация» полетит на «Ангаре», а не на «Союзе-5». И интригует заявление, что в Роскосмосе знают про идущую в СМИ кампанию по дискредитации «Ангары». Так что на сегодняшний день эта ракета-носитель остается приоритетом и главным проектом Роскосмоса. Ее испытания потребуют шести пусков, жаль, что в выступлениях не были названы их конкретные даты.

Проект «Сфера» будет объединять аппараты навигации, связи и дистанционного зондирования Земли. Этот проект был впервые упомянут в прямой линии Владимира Путина, тогда было сказано, что в него войдут 600 спутников. Постепенно появляется больше информации — ожидается, что «Сфера» будет состоять из низкоорбитальных спутников, сочетающих оптическое наблюдение с предоставлением услуг связи. Сейчас же нам сообщили, что к ним добавятся и услуги навигации, а погрешность определения положения для пользователей не превысит 7-10 см.

В своем выступлении и.о. первого заместителя генерального директора Госкорпорации «Роскосмос» Николай Севастьянов назвал проблемы отрасли:

  • Систематические переносы сроков.
  • Увеличение стоимости проектов.
  • Недостаточная надежность техники, которая вредит имиджу.

А причинами этих проблем он считает три фактора:

  • Разобщенное управление проектами.
  • Некорректное ценообразование. Цены либо слишком низкие, либо слишком высокие.
  • Несовременная методология контроля качества.

Заключение
Сейчас ходят слухи о сокращении бюджета Роскосмоса на 150 миллиардов рублей в 2019-2021 годах, если это окажется правдой, любую программу улучшения отрасли будет трудно выполнить. Когда будут появляться свежие новости, мы сможем сравнивать происходящее с озвученными принципами, и остается надеяться, что будет реализован не только шестой пункт о сокращении космических программ.

Let’s block ads! (Why?)